В гостях: еда, питье и санук

В гостях: еда, питье и санук

«Хотя по натуре сиамцы предпочитают спокойную и замкнутую жизнь, они все же ходят друг к другу в гости. Обычаи, соблюдаемые при этом, совершенно не похожи на французские».
Никола Жервез, 1688 г.

Месье Жервез прав, тайцы и сегодня любят ходить в гости. Гости часто появляются неожиданно, так как в Таиланде, как и в большинстве южных стран, двери всегда открыты — и в буквальном, и в переносном смысле.

Традиционные тайские дома представляют собой просторные деревянные постройки, дверь в лучшем случае запирается на ночь. Днем же она распахнута, что во многом объясняется потребностью в вентиляции. Часто из-за жары жильцы предпочитают сидеть перед домом и здесь делают домашние дела или просто болтают. Так что они всегда доступны для соседей, и чтобы повидать хозяев, не нужно стучать в дверь. Поэтому все проходит крайне неформально, поход в гости не является строгим ритуалом, о котором нужно заранее договариваться, как бывает на Западе. Европейцу, возможно, помешают нежданные гости, его дверь в прямом и переносном смысле слова заперта. Тайцы (и вообще азиаты) любят, когда им «мешают», они охотно прерывают работу, чтобы поболтать, или же спокойно продолжают заниматься ею во время визита.

Поход в гости в тайскую семью, и в этом Жервез тоже прав, проходит по другим правилам, чем в Европе, хотя в последнее время различий становится меньше. Строгие ритуалы, которыми обменивались гости и хозяева во времена Жервеза, сегодня уже не никто не выполняет.

Хотя визиты в Таиланде часто носят спонтанный характер, все же существуют определенные правила, соблюдение которых облегчит взаимоотношения. Тайцы воспринимают мелкие ошибки иностранцев с типично таиландской толерантностью, понимая, что они вызваны незнанием. Оплошности воспринимаются с тяй йен, «прохладным сердцем», не выводят из равновесия и (почти все) легко прощаются.

Начнем от входной двери. Таиландская чистоплотность требует, чтобы туфли оставляли за порогом. Множество пар обуви, выставленных перед дверьми в Таиланде, — обычная картина. Полы начищены так, что с них можно есть. Внутри дома тайцы ходят либо босиком, либо в специальных тапочках или шлепанцах, в которых на улицу никто не выходит, они остаются чистыми. Обувь «нечистая» еще и с ритуальной точки зрения, так как она соприкасается с самыми низшими частями тела, оскверняющими все, до чего ни дотронутся (исключением является пол в доме). Кроме того, обувь, как правило, изготовлена из кожи и тем самым является частью мертвого животного. А все, что связано со смертью или тру-
Ми «нечисто». По отношению к обуви это представление, ПЭзможно, уже не так осознанно, но со временем оно вошло в твердую привычку. Подобные представления о нечистоте, возможно, были переняты от традиций индуизма, оказывавшего влияние на Юго-Восточную Азию в различные времена. Эту версию подтверждает тот факт, что уже в эпоху Аюттхаи (1350-1767) употребление говядины, как и у индуистов, рассматривалось как предосудительное. Коровы и быки считались священными животными, и до сих пор индуисты относятся к ним с почтением, как к «божественным существам». В эпоху Аюттхаи тайцы, как и индуисты, ели очень мало мяса и много рыбы.

После того как гость, сняв ботинки, переступил порог, ему предлагают самое удобное место. Во многих традиционных семьях сидят прямо на полу, на подушках или без, но всем известно, что фаранги этого не могут. Так что, по возможности, гостю предложат сесть на диван, если таковой имеется, или попытаются найти стул. Гостю предназначено все самое лучшее. Тайцам сидеть на стульях неудобно, они с детства привыкли сидеть на корточках на полу. Это требует подвижности ног, которые намного гибче, чем у фарангов. Поэтому большинство тайцев может принять позу лотоса, что фарангам крайне сложно. Немецкий ученый д-р Энгельберт Кемпфер, по всей видимости, привыкший к такой западной роскоши, как стулья, в 1690 году назвал такую позу «способом сидения негров». Будда, многочисленные статуи которого он увидел в Сиаме, сидел, по его представлениям, слишком «примитивно».

Как только все расселись, начинается оживленный разговор. К меланхолии тайцы не особо расположены. В промежутках между взрывами смеха гостю обязательно зададут более-менее «личные» вопросы. Гость (западный), возможно, воспримет это как пустое любопытство, но тайцам они помогают определить социальное положение визитера.

Спрашивают о возрасте, профессии, семейном положении, есть ли дети, и не в последнюю очередь, о деньгах. Часто прямо задают вопрос о зарплате («Сколько вы зарабатываете? Уж не меньше 20 000 батов в месяц?») или пытаются завуалировать прямой вопрос, выясняя, сколько гость тратит. Вопросы типа «Как вы передвигаетесь по Таиланду — на автобусе или самолетом?», «Сколько вы платите за номер в гостинице?», «Сколько обычно тратите на обед в ресторане?» и т. д. помогают оценить финансовые возможности гостя.

Во время беседы хозяева предложат что-нибудь съесть или выпить — это неотъемлемая часть процесса общения. А стакан холодной воды, скорее всего, вы получите, едва войдя в дом. Это знак внимания и «сострадания» к гостю, который наверняка испытывает жажду, что при таком климате неудивительно. В Северном Таиланде до сих пор существует традиция ставить на улицу глиняный сосуд с водой, тум сай нам, и черпак, чтобы прохожие могли утолить жажду. Они являются символом буддийского принципа сочувствия к страдающему существу.

Вплоть до XX века гостю предлагали традиционную «жвачку» — листья лианообразного растения бетель (Piper betle), в которые заворачивали измельченные орехи арековой пальмы (Areca catechu), добавляли гашеную известь, по вкусу специи (кардамон, анис, куркуму, лакричник, кожуру лимона, гвоздику) и другие тонизирующие, способствующие пищеварению средства. После разжевывания смесь испускала темно-красный сок, который время от времени нужно было сплевывать. Для этого друг другу передавали металлическую плевательницу, куда все участники выплевывали избыточную красную слюну. В течение вечера такая плевательница наполнялась до краев. С начала XX века употребление бетеля постепенно начало сходить на нет, зато люди пристрастились к курению. Даже дети, едва научившись держать сигарету, пыхтели в семейном кругу. Сегодня таиландские дети уже не курят, употребление бетеля почти прекратилось. Только старики в деревнях иногда позволяют себе это удовольствие. Поэтому жевание бетеля воспринимается сегодня как нечто кхон боран, старомодное. Многие молодые люди жуют сегодня мак фаранг (жевательную резинку), буквально — «бетель европейцев».

Бетель как общераспространенный допинг сегодня уступил место алкоголю. В эпоху Аюттхаи Никола Жервез еще мог назвать тайцев «трезвым народом», который не испытывает пристрастия к спиртному. В середине XIX века Ф.А. Нил, правда, обратил внимание на тягу определенных кругов к опиуму но также не констатировал особой любви к алкоголю. Сегодня положение изменилось. Алкоголь в сознании людей прочно связан с общением, и даже многие женщины налегают на него. Таиландские женщины и в этом отношении неплохо эмансипированы. На дискотеках нередко можно увидеть, как работники выносят вдребезги пьяных 16-17-летних девочек. Употребление алкоголя — это санук.

Самым распространенным алкогольным напитком является знаменитый виски «Меконг». В принципе, это ром, который называют виски только из соображений престижа. «Меконг», названный в честь пограничной таиландско-лаосской реки, легко пьется, но следует быть осторожнее — похмелье обязательно даст себя знать. Кроме того, время от времени на рынке появляются дешевые подделки.

В 1990-е годы широко распространилось употребление амфетаминов, прежде всего школьниками, рабочими, водителями автобусов и грузовиков. Молодежь из более состоятельных семей использует синтетические наркотики «экстези», особенно на дискотеках. Но «нормальному» жителю Таиланда подобные вещи так же чужды, как и его западному собрату.

Автор: Райнер Крака — Эти поразительные таиландцы

Читайте так же:

Оставьте комментарий Facebook

Оставьте комментарий