Солдаты и туристы

Когда в 1960-х годах в стране появились американские солдаты, они нашли широко разветвленную сеть публичных домов. В перерывах между боями во Вьетнаме можно было весело провести время в обществе продажных таиландских девушек. Солдаты открыли для себя приятную сторону таиландской жизненной философии сабай-сабай. В благодарность за это они оставили в Таиланде 400 миллионов батов.

Слухи о щедрости солдат распространялись быстро, и девушки из баров «go-go» и массажистки перебирались в окрестности американских баз и поближе к гостиницам, в которых жили американцы. Улица Пхетбури в Бангкоке стала «американским кварталом», в котором как грибы после дождя выросли десятки баров «go-go» и массажных салонов. Справедливости ради нужно сказать, что хотя солдаты с набитыми долларами карманами и привлекали дам сомнительной порядочности, не они были причиной их существования. Без американцев девушки зарабатывали бы себе на жизнь, как и сто лет назад, на своих собственных соотечественниках. Однако они не выдерживали сравнения с иностранцами, благодаря которым можно было заработать в десять раз больше. Кроме того, в глубине души проститутки всегда тлела надежда выйти замуж за бравого солдата и уехать на его родину — надежда, слишком редко становившаяся явью. Чаще всего таиландская девушка оставалась дома, да еще с ребенком-метисом на руках. Из связей, развивавшихся в перерывах между боями, прочные браки складывались редко.

Когда война во Вьетнаме была закончена и солдаты вернулись домой к своим семьям, возник вакуум. Но в 1970-е годы он быстро заполнился благодаря стремительно развивающемуся туризму. Появились даже туристы, отправлявшиеся в Таиланд с совершенно определенными целями, и их рассказы о местных публичных домах мгновенно разлетелись по Европе. Слово «Таиланд» стало синонимом слова «секс». Вследствие этого до конца 1970-х годов 75% туристов, приезжавших в Таиланд, были мужчинами. В последние годы, правда, соотношение изменилось — мужчин и женщин теперь ездит примерно поровну.
Тема секса, как зачастую и многое другое в Таиланде, имеет разные звучания. В этой стране нет ничего, что не имело бы своей оборотной стороны. По сути «сад наслаждений» Таиланда консервативен до чопорности.

В основе своей таиландское общество какое угодно, только не сексуально развращенное. Половые отношения до брака, как правило, осуждаются, и девственность, прежде всего в сельской местности, все еще считается драгоценностью, с которой можно расстаться только в первую брачную ночь. В некоторых регионах до недавнего времени деревенский старейшина накладывал денежный штраф на юношей, пытавшихся сблизиться с девушкой. На северо-востоке, в районах шелкового производства, мужчины облагались штрафом, просто дотронувшись до ткацкого станка, считавшегося продолжением тела девушки, работавшей за ним весь день. И сегодня прилюдно прикоснуться к представителю противоположного пола значит неприличным образом продемонстрировать интимную близость. Всеобщий запрет на прикосновения распространялся даже на традиционный тайский танец рамвонг (буквально «круговой танец»). Его участники, не прикасающиеся во время танца друг к другу, образуют круг, состоящий из отдельных танцоров. Какой контраст с танцами, которые еще в позапрошлом веке танцевали на балах европейцы, показавшиеся бы азиатам просто развратниками!

В этой чопорной атмосфере мужчинам, однако, в который раз повезло больше, чем женщинам. Для них добрачные отношения считались важным жизненным опытом. Но только где же его брать, если подружки всеми силами отстаивали свое доброе имя и девственность? Эту нишу заняли «девицы легкого поведения», как их называли в старых книгах. Проститутки делали то, что не было позволено огромному большинству «порядочных» девушек. И до сих пор большинство таиландских мужчин приобретают первый опыт интимной близости в публичном доме. Первый поход в бордель считался вступлением во взрослую мужскую жизнь. Нередко школьники после занятий тратят карманные деньги на доказательство своей мужественности в борделе. И только в 1989 году ввиду быстрого распространения СПИДа таиландское министерство здравоохранения было вынуждено осудить такие мужские ритуалы.

Хотя количество посетителей публичных домов в результате страха заразиться действительно уменьшилось, огромная армия проституток не сократилась. Если верить самым высоким цифрам (1 миллион), то это означает, что каждая 30-я женщина в Таиланде работает проституткой. Правда, «исследование», проведенное под патронажем правительства в 1997 году, назвало цифру 70 000 — хотелось бы верить! Реальное число проституток, как представляется, находится где-то в пределах 500 000.

Проститутки работают в сотнях тысяч заведений, которые не всегда кажутся тем, чем являются на самом деле. Мастерски владея искусством красиво упаковывать правду, тайцы изобрели множество способов маскировки, поэтому большинство публичных домов не афишируют свою деятельность. И, разумеется, и здесь, как и во всех остальных сферах, царит иерархия.

На ее нижней ступени находятся уже упомянутые ронг намча, или «чайные домики». Ступенью повыше — ронг рэм, «отели». Их чаще всего можно узнать по названиям -«Отель 19», «Отель 27», «Отель 177» и т. д.

Еще «благороднее», или, по крайней мере, лучше замаскированы ронг нуат — «массажные салоны». Здесь действительно делают массаж, но главным образом для того, чтобы возбудить клиента к дальнейшей активности. То же самое происходит в бесчисленных парикмахерских (рантатпхом), в которых работают почти исключительно женщины, а также кратхей (трансвеститы или транссексуалы). Клиенты здесь почти исключительно тайцы.

Знаменитые девушки из баров «go-go» служат в первую очередь для завлечения туристов, хотя и здесь основное число посетителей — тайцы. В таких барах полуобнаженные красотки под рок-музыку танцуют на сцене. Официально они получают зарплату как танцовщицы и приятные собеседницы, но нелегально зарабатывают и проституцией. После уплаты у стойки бара определенного «выкупа» клиент может пригласить одну (или несколько) девушек к себе. Поскольку в самих барах ничего не происходит (за исключением тех, где имеются специальные задние комнаты), то это всего лишь место «съема» проститутки. (Отсюда, кстати, и название: «go-go» значит «пойдем».)

То же касается и традиционных хонг ахан — «столовых». Они представляют собой тускло освещенные кафе, в которых пестро наряженные певцы и певицы исполняют таиландские шлягеры. Здесь можно поесть и выпить, а между выступлениями певицы навязывают гостям блюда и напитки. В самом хонг ахан тоже ничего не происходит, но по окончании работы многие певицы занимаются смежной профессией. Похожая ситуация наблюдается и в барах караоке. Многие работницы подобных заведений не откажутся провести с клиентом некоторое время.

При этом многообразии особенно поражает тот факт, что официально проституция в Таиланде запрещена. Все заведения, так или иначе связанные с проституцией, могут продолжать существование, только выплачивая ежемесячную дань полиции, поскольку прекращение выплат привело бы к немедленной проверке заведения. Время от времени, следуя призыву высоких политиков и полицейских чинов «искоренить зло», полиция проводит показательные рейды. Владельцев заведений полицейские предупреждают заранее. Для проформы в участок забирают пару девушек. На следующий день в газетах появляются снимки, на которых улыбающиеся полицейские допрашивают улыбающихся девиц. Затем девиц отпускают, и дело спускается на тормозах. Владельцев заведений не забирают почти никогда.

Каждый в Таиланде знает, что проституция не исчезнет (по крайней мере в ближайшем будущем), и поэтому время от времени раздаются голоса в защиту ее легализации. Следствием, как утверждают приверженцы этой меры, было бы лучшее медицинское наблюдение за женщинами и ограничение коррупции. В 1989 году в Хатъяе в Южном Таиланде даже прошел «конгресс владельцев публичных домов», также выступивших с этой инициативой. Конгресс свободно и беззастенчиво заседал в пятизвездочном отеле, как будто это было международное собрание крупных бизнесменов. По закону полиция должна была бы приостановить деятельность гостиницы и арестовать всех участников конгресса. Ведь с юридической точки зрения конгресс владельцев публичных домов в Таиланде — все равно что встреча мафиози в Чикаго.

На пути легализации проституции стоит и запрещающий ее буддизм. Так что таиландское общество обречено и впредь жить в атмосфере двойной морали.
«Средний таиландец», т. е. в этом случае тот, кто не пользуется услугами проституток и не занимается этим бизнесом, смотрит на проблему с типично таиландской терпимостью. Он относится к ней как к составной части таиландской жизни. И совсем не потому, что человек готов сам этим заняться. Приличная девушка не отправится ночью в Бангкоке в квартал Пхатпхонг — кому же захочется навлечь на себя несправедливые подозрения? Даже быть замеченной на улице с иностранцем рискованно. Большинство соотечественников примет такую девушку за сотрудницу бара «Go-go», отправляющуюся на работу с клиентом.

Настоящие проститутки прикладывают определенные усилия для того, чтобы выглядеть иначе. Но они редко достигают успеха, так как у тайцев в отличие от туристов тонкий нюх. Они узнают их по одежде, языку и поведению.

В глазах «нормальных» тайцев проститутки вне общества. Вряд ли кто женится на такой. Выйти замуж эти девушки могут только вдали от места работы (ведь из-за возраста они рано или поздно ее оставят), где-нибудь в родном краю, где никто не знает об их прошлом. Хотя проститутки и являются желанным средством для удовлетворения половых потребностей, никакой социальной благодарности, как и везде в мире, они за это не получают. Однако если им удастся сколотить состояние, то у них есть шанс быть принятыми в обществе. Хотя из-за рода своей деятельности они «теряют лицо», но приобретенное состояние частично может это компенсировать. Цель оправдывает средства.

Впрочем, необходимые средства удается скопить немногим. Как правило, все уходит на дорогие наряды и броские золотые украшения, чтобы, пусть внешне, но казаться состоятельной женщиной. Однако большинство тайцев видит их насквозь, хотя и не дает этого понять, поскольку сохраняет уважение к «лицу» человека.

Несмотря на то, тайцы более или менее терпимо относятся к проституции, многочисленные репортажи об этом в западных СМИ оскорбляют их гордость. Программы западных телеканалов регулярно вызывают возмущение и бьют по национальному самолюбию. Ведь подобные «разоблачения» — полная противоположность того, к чему стремятся тайцы, -«сохранения лица». Из-за таких репортажей они в глазах всего мира теряют свое «национальное лицо».

Автор: Райнер Крака — Эти поразительные таиландцы

Читайте так же:

Оставьте комментарий Facebook

Оставьте комментарий