Семья — верность до гроба

«Виновному трудно искупить свою вину. Если он убежит, то тут же арестуют его отца, мать, родственников, а также ближайших друзей. Их будут содержать под стражей до тех пор, пока он не явится».
Никола Жервез, 1688 г

Семья, в которой вырос таец, на всю жизнь остается центром его жизни. О младших братьях и сестрах заботятся, их балуют, с родителями человека связывают неразрывные узы любви, почитания и благодарности. В отличие от обитателей Запада, которые рано или поздно вырываются из родительского гнезда, таец навсегда остается связанным со своими родными словно бы невидимой пуповиной. Семья для него — эмоциональная защита, прибежище от неприятностей жизни «снаружи».

Как самая мелкая общественная единица семья, естественно, имеет черты, свойственные обществу в целом. Каждый человек занимает строго определенное место как в общественной, так и в семейной иерархии. В тайской семье старший брат или старшая сестра выше младших, которые должны ему (ей) повиноваться и оказывать уважение. Пренебрежение более высоким положением старшего брата или сестры — дерзость, против которой немедленно принимают строгие меры. Из уважения к старшим братьям и сестрам младшие называют их пхичхай и пхисау («большой брат», «большая сестра»). Старшие же нежно называют младших нонгчхай и нонгсау («маленький брат» или, соответственно, «маленькая сестра»). Статус определяет форму обращения, и по ней другие люди в свою очередь могут оценить его.

Родителям, бабушкам и дедушкам подобает самое высокое уважение. Многие сельские семьи несколькими поколениями живут под одной крышей. Отселение сына или дочери является не доказательством наконец-то достигнутой самостоятельности, а актом жестокосердия и равнодушия по отношению к родителям. В глазах тайцев человек обязан своим родителям пожизненной благодарностью. Труд родителей по воспитанию ребенка, полагают тайцы, ничем нельзя отплатить. Уважение и забота, с которыми предписывается относиться к родителям, — не более чем мелкая благодарность.

Кроме семейных обязательств существуют и религиозные. Дети, небрежно относящиеся к родителям, нарушают религиозный закон, и последствием будет наказание в последующей жизни. Служение родителям является, таким образом, еще одним аспектом тхам бун, «делания добрых дел», которое обеспечивает буддистам благоприятные условия для следующей реинкарнации.

При такой тесной связи родителей с детьми не возникает необходимости в домах престарелых. Одно представление об этом повергнет тайца в ужас. «Как? — потрясенно спросит он. — Как можно отослать куда-то своих родителей и доверить заботу о них профессиональному оплачиваемому персоналу?» Во всех таиландских больницах есть специальные палаты на одного или двух пациентов, где могут ночевать также и члены их семьи, что во многих отношениях лучше, чем самая приветливая медсестра. Процесс выздоровления в таких случаях, безусловно, идет скорее. Система, заслуживающая подражания!

Взаимоотношения членов семьи характеризуются тактичным сочетанием дисциплины, послушания, заботы и терпимости.

В первые годы жизни детей холят и лелеют. Ругань, строгие наказания, а тем более побои — редчайшее исключение. Тайцы очень любят детей, и супружеских пар, которые добровольно отказываются от этих маленьких солнечных существ, почти не встретить. В европейцах, заявляющих, что они не хотят иметь детей, видят непонятных и бесчувственных эгоистов. Дети — это нарак («милые»), и себя окружают таким количеством этих дарителей радости, сколько может выдержать кошелек. Средняя таиландская семья состоит из 5,5 членов. В более бедных областях из-за недостаточного уровня образования (и нехватки знаний в сфере предохранения) это число часто выше. Так, например, в северо-восточной провинции Исан средняя семья насчитывает 6,5 человек. В настоящее время население Таиланда (в 1999 году — 62 миллиона) ежегодно увеличивается на 1,3% (в среднем в мире на 2%). Этот по азиатским понятиям низкий показатель не в последнюю очередь объясняется политикой Мичай Веравайдьи, занимавшимся планированием семьи. Имея перед глазами примеры Индии и Китая, он ратовал за небольшую семью. Во время многих публичных акций он «детабуизировал» презерватив и требовал его использования, если Таиланд не хочет оказаться в положении Индии или Китая. Аргументы подействовали на тайцев, и ежегодный прирост населения в 3% сократился до нынешнего уровня — 1,3%. Попутно презерватив в народе прозвали «Мичай» по имени его пламенного пропагандиста. Последний воспринял это прозвище с присущим ему юмором. По крайней мере, принятое до тех пор название резинового изделия «тхунг янг анамай» («оздоровительный резиновый пакет») сменилось на ироническую этикетку.

Когда дети подрастают, у них появляются обязанности в семье. Это в первую очередь касается девочек, с 10-12 лет выполняющих всю домашнюю работу в деревнях. Мальчики того же возраста помогают родителям на поле. При этом нередко, особенно в бедных регионах, нарушается закон о всеобщем шестилетнем образовании. Работа «здесь и сейчас» полезнее, чем какое-то там хорошее образование.

Подрастая, дети учатся уважению по отношению к старшим братьям и сестрам, родителям, бабушкам и дедушкам. Позднее это уважение распространяется и на пхуяйбана, деревенского старейшину. Этот важный человек, избираемый жителями деревни, данной ему властью ведет все деревенские дела. Поскольку младшие члены семьи рано привыкают к тому, что пхуяйбан облечен властью, им легко дается уважение к представителям власти и вне семейного круга. Самым высоким (человеческим) авторитетом, перед которым склоняется таец, обладает король, его повсюду называют «отцом» всех тайцев.

Уважение к доброму отцу нации привычно для тайцев, так как это всего лишь продолжение отношений между родителями и детьми в семье. Не случайно социологи называют семью «ячейкой общества».

Тесные семейные узы имеют и негативные аспекты. Иногда кажется, что весь свой потенциал преданности таец расходует на семью. Все остальные межчеловеческие связи находятся в тени семейных отношений и играют вторые роли. Например, отношения между супругами менее важны, чем отношения каждого из супругов с их родителями. Здесь все иначе, чем на Западе, где после женитьбы отношения супругов становятся первостепенными, а родители отодвигаются на второй или третий план. «Можно иметь много мужей (или жен), — говорит таец, — но только одного отца и одну мать». Связь с супругом разорвать относительно легко, родителей же оставить невозможно. Таким образом, верность тайцев семье — это в первую очередь верность по отношению к кровным родственникам. Семья, с которой человек соединился после брака, в большой степени навсегда остается чужим домом, который нетрудно бросить. Даже собственных детей легче оставить, чем родителей. Узы с родителями связывают человека навеки.

Поскольку вся преданность направлена на родительский дом, в семье супруга (супруги) случаются конфликты. Ссоры между супругами часто заканчиваются тем, что один из них неожиданно исчезает навсегда. Тайцы очень не любят громких ссор и выяснений отношений. Копанием в открытой ране гармонии не восстановить. Проще бежать.

Хотя число официальных разводов в Таиланде невелико, но это никого не обманывает. Миллионы людей, официально состоящих в браке, не живут со своими супругами. Поскольку большинство тайцев заключает брак только в соответствии с буддийским ритуалом в храме, не регистрируя его официально в муниципальных органах, то множество браков вообще не учтено. А без регистрации нет необходимости и в официальном разводе, так что разошедшиеся супруги легко могут выбрать себе новых партнеров. Но если брак все же зарегистрирован, без официального развода не обойтись. Он при взаимном согласии часто производится в течение минуты.

Относительная несвязанность с семьей особенно заметна у мужчин. Мужья, покинувшие своих жен и детей, встречаются на каждом шагу.

Относительно слабы и дружеские связи, которые часто сохраняются ровно столько, сколько это выгодно. Таиландские психологи называют своих соотечественников «отвязанными» одиночками, которые завязывают лишь краткосрочные «выгодные отношения», быстро прерывающиеся, когда тому способствуют жизненные обстоятельства. Жизнь — борьба, в которой подвижному одинокому воину удобнее. Многие тайцы (прежде всего мужчины) — это любящие свободу одиночки, они идут по жизни, не пуская глубоких корней. Особенно наглядно это отсутствие корней проявляется в многоквартирных домах. Новый сосед, въехавший с парой чемоданов и спортивной сумкой, исчезает так же быстро, как и приехал. Корни можно пустить сегодня, а завтра без проблем разорвать.

Может быть, и в этом «виноват» Будда, проповедовавший не слишком привязываться к вещам и обстоятельствам? Истинно «просветленный» должен быть внутренне свободен и независим. И случайно ли, что многие тайские мужчины считают своим эталоном тип ковбоя Мальборо, хладнокровного одиночки, который, разумеется, в одиночестве скачет верхом на лошади на закат солнца? Даже если эта «лошадь» — оглушительно ревущий мотоцикл…

Преданный сын, с одной стороны, и безответственный индивидуалист, с другой. Как часто бывает в Таиланде, отношения намного сложнее, чем кажутся на первый взгляд.

Автор: Райнер Крака — Эти поразительные таиландцы

Читайте так же:

Оставьте комментарий Facebook

Оставьте комментарий