«Эй, ты!» — обращение

«Дух покорности, в котором они рождаются и сознательно воспитываются, подавляет мужество и делает их столь робкими, что они трепещут перед лицом малейшей опасности».
Никола Жервез, 1688 г.

Для большинства тайцев фаранг является объектом любопытства. Со времен короля Чулалонгкона, как мы видели, западная культура является в Таиланде образцом для подражания. Западные привычки и технические достижения быстро перенимали, если находили их полезными. Поэтому неудивительно, что фаранг как представитель во многих отношениях «образцового» западного мира возбуждает интерес.

С европейцем все хотят завязать отношения, но существуют два препятствия. Во-первых, лишь немногие тайцы говорят по-английски, и, во-вторых, прямо обратиться к человеку им мешают традиционные робость и сдержанность. Эту робость верно подметил Жервез в XVII веке, только сегодня никто уже не трепещет при виде светлокожего существа. Раньше, возможно, страх вызывали физическое превосходство, мощная военная техника и «дьявольский» вид чужеземцев. «Дьявольским» и «звериным» тайцам казался и белый цвет зубов фаранга, так как каждый таец с детства привык жевать бетель, а от него зубы приобретают черно-красный оттенок. Белые же зубы, по представлению тайцев, бывают только у чертей и собак.

Робость, подмеченная Жервезом, присуща тайцам и сегодня, только по другим причинам. С детства их приучают не мешать другим, не посягать на их личную свободу. Возможно, это элемент буддийского учения об «истинной речи» и «истинных поступках». Чем сказать что-нибудь неверное (и невольно обидеть собеседника) и вовлечь его в беседу (и, возможно, помешать ему), лучше воздержаться. Эта сдержанность — скорее знак вежливости и уважения, чем равнодушия.

Поэтому к незнакомым в большинстве случаях обращаются грубияны, получившие недостаточное воспитание. Часто они окликают фаранга: «Неу, уои!» («Эй, ты!»). Это грубое «Эй, ты!» задумано как начало разговора, но большинство фарангов оно отталкивает грубостью. На родине фаранга так в лучшем случае подзывают собаку. (Может быть, здесь дело в белых зубах?) Большинство фарангов болезненно реагирует на это, ведь дома их никто не зовет на улице: «Эй, ты, иди сюда!»

Слишком вежливым такое обращение нельзя назвать и в Таиланде, но на то есть свои причины. Прежде всего тайцы очень плохо говорят по-английски, иногда знания ограничиваются как раз этими двумя словами. Кроме того, неуважительное «уоu» по звукосочетанию похоже на тайское слово, поэтому его легко запомнить. Но еще важнее «классовая система», отраженная в тайском языке системой личных местоимений. Как было сказано, тайский язык имеет множество личных местоимений, выражающих различную степень уважения. Это, так сказать, вербальная иерархия. Общепринятое вежливое обращение — кхун, но существуют и другие, как более, так и менее вежливые.

Общеупотребительными являются восемь местоимений, однако образованные люди пользуются и другими. В этой сложной системе обращений «уоu» стало обращением к фарангу, т. е. личным местоимением для «касты» или «социальной группы» фарангов, которых некуда больше приткнуть. Если посмотреть на дело с этой стороны, то обращение «Эй, ты!» уже не покажется таким неуважительным.

Хорошо воспитанные люди либо вообще не обращаются к незнакомым (неважно, тайцам или иностранцам), либо делают это очень сдержанно. Поэтому случается, что ничего не подозревающие фаранги начинают знакомство с тайцами с наименее респектабельных их представителей. Исключениями часто являются монахи, школьники, студенты и милые пенсионеры. Главным стимулом обращения к фарангу часто является проба собственных сил в английском языке. Почти все монахи изучают английский и в свободное время (которого у них очень мало) заговаривают с фарангами, осматривающими их монастырь. Школьники и студенты также жаждут попрактиковаться в английском. Все молодые образованные тайцы признали сегодня статус английского языка как международного средства общения. Поэтому частные учебные заведения во всех городах растут как грибы. «Учителями» в них, к сожалению, часто становятся фаранги, откликнувшиеся на написанные от руки объявления в ресторанах и сами с трудом владеющие «королевским английским». Многие тайцы не понимают, что большинство немецких, итальянских или французских путешественников сами не в ладах с английской грамматикой. А иной англичанин или американец не в состоянии толком объяснить грамматические тонкости ученикам. Но для тайцев английский язык является пхаса фаранг — «языком европейцев». И все исходят из того, что почти каждый фаранг им владеет.

Большинство тайцев, входящих в общение с фарангами, делают это также для того, чтобы разузнать что-нибудь об их жизни. Иностранцам задают вопросы о национальности, возрасте, профессии, доходах, семейном положении, месте жительства и т. д. Личные вопросы не считаются невежливыми.

Если у вас нет желания отвечать, можно запросто сказать — «Не скажу» (по-тайски май бок). Тайцы это поймут, они отвечают так и своим. Часто фаранга-мужчину спрашивают, есть ли уже у него «тайская подружка». Это не обязательно нескромное любопытство, просто «типично тайский вопрос». Многие тайцы заранее уверены, что мужчины-фаранги приезжают в основном из-за таиландских девушек. И часто они оказываются правы, но все же не всегда. Если у фаранга уже есть подружка, их предрассудки укрепляются. Кроме того, тайцы уверены, что их девушки самые красивые в мире, и хотят получить лишнее подтверждение этому. Ответ «Да, конечно, у меня есть тайская подружка, ведь тайские девушки самые красивые в мире» обрадует в равной степени и мужчину, и женщину. В этом проявляется тайская одержимость красотой.

Но, как уже упоминалось, к вам может подойти и сомнительный человек, замышляющий что-то дурное (подробнее об этом см. в главе «Начеку: жулики, мошенники и их сообщники»). Стоит насторожиться, если «дамы» предпринимают слишком стремительные попытки к сближению. Таиландки еще более сдержанны по отношению к незнакомцам, чем мужчины. «Приличная» девушка лишь в исключительном случае обратится к фарангу. Ведь ее соотечественники обязательно заметят это и сделают соответствующие выводы не в ее пользу. Поэтому девушки или женщины осмеливаются на это, только если ситуация однозначно «невинна», например, если девушка в компании с подругами и они все хотят попрактиковаться в английском или что-нибудь в том же роде. Женщины, заговаривающие с мужчинами, могут быть и представительницами европеизированной элиты, в известной степени эмансипированными и освободившимися от классических стереотипов поведения таиландки. Но такое встречается очень, очень редко. Скорее всего, бойкая женщина — то, что таиландцы называют майди, «нехорошая». Возможно, она имеет в виду эротическое приключение, притом щедро оплаченное. В таиландском обществе такие «свободные художницы» котируются не выше, чем их коллеги, работающие в барах «go-go» или публичных домах.

Если же фаранг захочет войти с кем-либо в контакт, он должен соблюдать при этом таиландский этикет, т. е. обратиться тихо, спокойно и вежливо. И непременно с приветливой улыбкой, чтобы собеседник не встревожился. Что бы вы ни говорили, начинайте с «извините меня». По-тайски это будет кхотхот, «прошу прощения». Сразу выпалить то, ради чего ты, собственно, заговорил, считается крайне невежливым и не расположит к вам собеседника.

Особенно осторожно (мужчинам-фарангам) следует обращаться к представительницам слабого пола.

Они еще не так эмансипированы, как их европейские сестры, даже если современная, порой даже вызывающая одежда и подталкивает к такому выводу. Обращение в этом случае должно быть особо вежливым, т. е. очень тихим, спокойным, скромным и уважительным. И не забывайте улыбаться. Постукивание пальцем по плечу в целях привлечения внимания, например продавщицы, совершенно неуместно. Это будет невежливо по отношению к женщине и выставит в дурном свете самого человека. Для привлечения внимания человека можно воскликнуть «Кхун!», что примерно означает «Эй, мой господин/госпожа». «Эй, ты!» понравится немногим тайцам.

Автор: Райнер Крака — Эти поразительные таиландцы

Читайте так же:

Оставьте комментарий Facebook

Оставьте комментарий