Гоу Гоу в Бангкоке

Как становятся проститутками?

Ответ простой — из-за отсутствия денег. Крайняя нищета или желание достигнуть определенного уровня жизни являются основными причинами, по которым девушки становятся проститутками. Соответственно, большинство из них происходит из бедных регионов Таиланда. Согласно правдоподобным данным, 49% девушек родом из Северного Таиланда, 26 с северо-востока, 20 — из центральных областей и лишь 2% -с относительно благополучного юга.

Сутенеры, разумеется, первыми узнают о нужде в деньгах. Многие владельцы публичных домов посылают агентов в бедные районы, прежде всего на север и северо-восток, где немало родителей мечтают продать своих дочерей. Удовлетворившись заверениями, что девушки в далеких городах смогут-де заработать много, очень много денег, родители уступают дочерей в среднем за 10 000 батов, т. е. примерно за 255 евро. Нередко агентами бывают женщины, что порождает в девушках известное доверие. Девочки, чаще всего 13-15 лет, — робкие дети, которые ничего еще не знают ни о жизни, ни о мужчинах. В большинстве своем они девственницы, но это-то как раз и ценится у сутенеров.

После «продажи» девушка прибывает в один из крупных городов со множеством публичных домов, — Чиангмай, Убонтхани, Бангкок, Хатъяй или еще куда-нибудь. Там она должна отработать деньги, выплаченные родителям, при этом цену за ее услуги назначает сутенер. Обычно «короткий визит» стоит около 100 батов, а «долгий визит», т. е. ночь, -200-300 батов. В публичных домах девушки лишены почти всех прав — им крайне редко и ненадолго разрешают покидать заведение, условия ужасные, а «рабочий день» ненормированный. Иногда их содержат в прямом смысле слова как заключенных, на ночь цепями приковывая к кроватям. В 1984 году после сильного пожара в публичном доме в Пхукете пожарные нашли в тлеющих руинах тела пяти прикованных к кроватям девушек.
За свой «рабочий день» (выходных у них не бывает) девушки обслуживают от трех до семи клиентов, иногда больше.

Отработав долг, проститутка получает возможность посылать деньги родителям. Те обычно покупают на них еду или вещи, но случается, что из этих средств оплачивается и образование младших детей. Нередко регулярные поступления денег побуждают родителей отослать в публичный дом следующую дочь. И какой-нибудь сосед, который с завистью видит, что могут себе позволить родители таких девушек, тоже жертвует своей дочерью. Начинается своего рода цепная реакция. Если в семье несколько дочерей работает проститутками, то их родители очень неплохо обеспечены. То, что многие обладатели лучших домов в деревнях отправили своих дочерей «работать в город», на севере Таиланда — секрет Полишинеля.

Девушкам же остается надеяться выжить после такой работы, сохранив здоровье, насколько это возможно. Лишь немногие тайцы пользуются презервативами (хотя СПИД и внес кое-какие коррективы), и венерические заболевания широко распространены. В зависимости от уровня публичного дома владелец время от времени отправляет девушек к врачу.

В крайне редких случаях девушка находит счастье в своем несчастье и выходит замуж за клиента. Из-за «плохой репутации» проституток это происходит очень редко. Вероятнее всего, душевно и физически опустошенная, она вернется в родную деревню и выйдет замуж там. С накопленными деньгами ей несложно будет найти жениха. Он, может, и будет догадываться, чем занималась его жена в городе, но город далеко, а не пойман — не вор. Как везде и во всем, больше ценится то, что видно, а не то, что, возможно, за этим скрывается.

Но немало и таких девушек, кого вовлекают в проституцию обманным путем. Некоторые сутенеры выдают себя за сотрудников фирм, которые якобы набирают штат. Обещаниям о стабильной и хорошо оплачиваемой работе трудно противостоять. В результате девушка оказывается в когтях банды преступников, из которой ей не вырваться. И в таких случаях наибольшим спросом пользуются самые юные. Точнее, девственницы. До того, как новая проститутка поступает в публичный дом, она за 5000-10 ООО батов предоставляется особо состоятельному клиенту для дефлорации. Многие таиландцы, прежде всего китайского происхождения, считают, что это «омолаживает», отсюда высокая цена. Неудивительно, что к числу таких клиентов относятся прежде всего пожилые мужчины. Еще одна причина спроса на девственниц -страх перед СПИДом. После того как ритуал дефлорации состоялся, цена девушки на рынке падает. Начинаются печальные бордельные будни. Часто обманутых проституток вообще не выпускают на улицу. Иногда в ходе рейдов полицейские (не получив вовремя откупных?) освобождают девушек из заключения. Истории, появляющиеся после этого в прессе, леденят душу.

Но «обманная» проституция продолжает жить. До недавнего прошлого в некоторых домах у вокзала Хуалампхонг в Бангкоке функционировал настоящий «невольничий рынок», на котором девушек, только что завлеченных из провинции, продавали «на аукционе». Затем — публичный дом. Печально известен сегодня Северный автовокзал (Мочит) в Бангкоке, на котором агенты ждут девушек, прибывающих из бедных северных и северо-восточных областей. Девушки бегут от нищеты своих деревень искать работы в городе. Агенты это прекрасно знают. Обещая девушкам хорошую работу, они завлекают их в банды. В конце пути — тот же бордель, где их истязаниями принуждают к проституции.

По сравнению с этим девушкам из баров «go-go» живется неплохо. Они тоже, как правило, родом из бедных регионов. Но в большинстве случаев работают добровольно. Принуждают их только деньги. Часто у них за плечами распавшийся брак, и нужно кормить детей. А кругом говорят, что в блестящем Бангкоке в квартале Пхатпхонг можно легко заработать доллары, евро и иены у иностранных клиентов. Мечтается, что кто-нибудь женится и заберет девушку с собой на свою богатую родину. В конце карьеры девушка из бара «go-go» вынуждены с горечью признать, что мечта так и осталась мечтой. А те немногие, кому удалось выехать со своим клиентом, как правило, возвращаются домой и скоро опять становятся девушками из бара «go-go».

Нередко таких девушек принуждают к работе их сожители или мужья. Эти чистой воды паразиты часто работают администраторами в барах «go-go» и завлекают клиентов. Доходы сожительницы делают жизнь приятнее. Девушки получают в своем заведении твердую зарплату, около 5000 батов в месяц. Однако в их обязанности входит продать клиентам определенное количество напитков (как правило, 40-50 порций) в месяц. Если ей это не удается, то за каждую непроданную порцию у нее вычитают из оклада 20 батов. Кроме того, в месяц они обязаны «выйти» как минимум с пятью клиентами, за что клиенты платят бару выкуп в размере примерно 300 батов. Если им не удается набрать пятерых, то за каждого недостающего клиента у них также вычитают из зарплаты 300 батов. Наконец, штрафуют за опоздания. Поскольку менеджерами таких девушек чаще всего являются европейцы (или их таиландские подставные лица), то действует западная дисциплина. Во многих барах за каждую минуту опоздания девушка платит небольшой штраф.

Но материально девушкам из баров «go-go» живется относительно хорошо. Ежемесячный доход в 20 000 батов и более не редкость. Часть денег они высылают семье, которая из них оплачивает образование младших братьев и сестер, чья жизнь должна сложиться лучше. Но нередко с таким трудом заработанные деньги спускаются за игорным столом, и девушка опять на нуле. Или же деньги присваивает сожитель-муж-охранник-сутенер, чтобы пожить сабай-сабай.
Нередко психика женщины не выдерживает стрессов, и она ищет утешения в алкоголе или других возбуждающих средствах (последние по-тайски называются яма, «лекарство для лошадей», и стали в 1990-е годы настоящей проблемой в Таиланде. Из-за того, что люди под воздействием наркотиков совершают безумные поступки, эти средства назвали яба — «сумасшедшее лекарство»). Лишь немногие женщины выдерживают работу в барах «go-go» Пхатпхонга на трезвую голову.

В конце концов, когда тело и душа окончательно разрушены, не остается ничего иного, как возвратиться в родную деревню. Единицам за это время удалось найти «хорошего» мужа, т. е. такого, который не эксплуатирует их и не бьет, а может быть, даже работает. Большинству же уготована лишь участь мама-сан, т. е. надзирательницы над девушками из бара. Но не каждая, кто в свое время работала в «go-go», может стать мама-сан. Так много их не требуется.

Автор: Райнер Крака — Эти поразительные таиландцы

Читайте так же:

Оставьте комментарий Facebook

Оставьте комментарий