Дети ловят рыбу на реке, прикрываясь листом бамбука

Теплота и дистанция: дружба

«Хвали учителей в их присутствии, хвали подчиненных после выполненной работы, хвали друзей в их отсутствие»
Пхра Руанг, XIV век

Хотя внешне тайцы очень коммуникабельны и непринужденны, они никого не подпускают к своему внутреннему миру.

Маска недоступности, которую они на себя надевают, — защита. Эмоциональные вспышки, обнажающие внутренний мир, для них страшны. Таиландская психика не знает, как нужно на это реагировать, поэтому лучше всего бежать. Выяснение отношений — опасная затея, грозящая задеть глубокие эмоциональные слои, так что лучше его вообще не начинать. Таиландское общение представляет собой полную противоположность западной привычке расставлять акценты и анализировать поступки. Психологические тренинги, во время которых участники вываливают накопившиеся чувства, в Таиланде, по крайней мере, на сегодняшний день, немыслимы. Тайцу посетитель такого тренинга показался бы несчастным умалишенным, в которого вселился злой дух. Вместо психиатра (их в Таиланде немного) тайцы скорее пойдут к опытному монаху-экзорцисту.

В этом свете нужно понимать и таиландские представления о дружбе. Кажется, что таец сразу же готов стать вашим другом, но на самом деле он держит дистанцию, «безопасное расстояние». Это фарангу не сразу заметно. Ведь кругом он только и видит группки друзей, которые весело вместе обедают, пьют, дурачатся и от души смеются. В кругу друзей можно получить много санук, удовольствия, как и положено тайцам. Серьезность, присущая в подобных ситуациях европейцам, тайцам совершенно чужда. Целью общения является санук, а не обсуждение каких-то личных, политических или других проблем. Радость общения таец познает уже в семейном кругу, где много и непринужденно шутят и смеются. Общительность дается тайцам очень легко.

Пока все хорошо. Но если дружба углубляется, возникают проблемы. Почти невозможно проникнуть под верхний слой непринужденности, общительности и желания получить «удовольствие». Личное внутреннее пространство наглухо закрыто и от друзей. Ведь откровенный разговор о внутренних проблемах легко может оттолкнуть их, ибо проводить время с человеком, у которого есть проблемы, уже не санук. Может быть, раз-два друг выслушает откровения, но затем, скорее всего, надолго исчезнет. При этом он может испытывать вполне искреннее сочувствие, которому в Таиланде в соответствии с буддийским учением придают большое значение. Но столкновение с чужой внутренней жизнью слишком болезненно.

Материально обеспеченному человеку намного проще найти друзей. Взаимовыручка, взаимные одалживания денег между друзьями очень распространены. Перед неприятным походом в ломбард человек сначала попытается занять у друзей. И в большинстве случаев они выручат, часто дадут даже больше, чем могут себе позволить. Дают от сердца. На скором возврате долга не настаивают, это было бы невежливо. Когда у друга появятся деньги, он тут же вернет их без напоминания. Часто кто-нибудь берет взаймы у друзей деньги, чтобы дать их еще кому-нибудь, у кого возникли финансовые затруднения. Одолженные средства нередко проходят через множество рук, прежде чем попадут к нуждающемуся.
Если кредитору срочно понадобятся деньги, скорее всего из робости (или «вежливости») он не будет их просить. Если деньги нужны вообще, то о долге напомнят крайне осторожно. На это и рассчитывают многие вечные должники, и представляются, что гигантские суммы так никогда и не возвращаются владельцам. Таиланд — это страна мелких должников.
Тайцы прекрасно отдают себе отчет в положительных и отрицательных сторонах своих дружеских взаимоотношений. Иной «друг» остается другом, только пока все благополучно, и исчезает, если у него что-нибудь попросить. С этим рано или поздно сталкивается каждый таец. И каждый в глубине души мечтает о пхыан тай, буквально — «друге до смерти», с которым можно было бы делить и радости, и печали. Но такие близкие друзья встречаются нечасто. Большинство тесных и искренних дружеских связей завязывают в детстве, в школе, позднее это сделать уже сложно — на Западе дело обстоит точно так же.

Дружба между тайцем и фарангом несет в себе дополнительные и специфические проблемы. Как мы видели, тайцы очень сдержанны по отношению к иностранцам. Хотя многие проявляют стороннее любопытство, о близкой дружбе с фарангом вряд ли кто-нибудь мечтает. Во время краткого пребывания в стране (например, в отпуске) фарангу будет крайне сложно приобрести тайского друга. Тот, кто живет здесь дольше, имеет больше шансов, так как лучше знает таиландский менталитет, что облегчает ему взаимоотношения с людьми.

Фаранги, несмотря на множество качеств, которыми тайцы восхищаются (честность, прямота, «богатство», знакомство со всем миром, а кроме того, они ведь представляют прогрессивный, современный Запад), так и остаются в Таиланде чужестранцами. Хотя их никто не гонит, они не вписываются в таиландскую иерархическую систему и с социальной точки зрения «не имеют положения». Это напоминает кастовую систему в Индии, в которой место человеку принадлежит от рождения, а неиндийцы автоматически становятся аутсайдерами. Возможно, в таком образе мышления тайцев сказываются пережитки индийского наследия, ведь Юго-Восточная Азия столетия находилась под влиянием индийской культуры.

Если, несмотря ни на что, таец и фаранг все же подружились то такая дружба потребует со стороны последнего (все же мы в Таиланде) высокой приспособляемости. Фаранг должен изучить таиландский «образец дружбы». Нельзя вываливать другу свои внутренние проблемы и бессмысленно ждать откровений с его стороны. Проблемы должны оставаться скрытыми, это будет «по-тайски», иначе «перегруженный» таиландец почувствует себя неуютно. Далее, в кругу друзей нельзя говорить ни одного плохого слова об отсутствующих знакомых, это считается «уродливостью», подлостью. Буддийское правило «истинной речи», которая никого не должна обижать, особенно соблюдается между друзьями. Тот, кто занимается ва («брюзжанием», «ворчанием») или бон («жалобами»), теряет уважение. Ошибки других нужно снисходительно не замечать, это свидетельствует об истинной силе характера.

Особенно среди друзей ценится щедрость. Тот, кто делится с другими деньгами или чем-либо еще, считается тяйди, «добросердечным». Фарангу частенько придется запускать руку в кошелек и буквально содержать своих друзей. Хотя между собой тайцы тоже не скупятся, но от фаранга по причине его предполагаемого «богатства» ожидают особой щедрости. Не исключается опасность создания «одностороннего движения», где только один казначей и много оплачиваемых друзей. Фарангу придется финансовыми вливаниями помогать друзьям находить выход из «крайних обстоятельств», что будет нелегко. Ведь многие из этих «крайних обстоятельств» возникают по причине бездумных трат тайцев, которые непонятны фарангу, рационально обращающемуся со своим состоянием.

С финансовой точки зрения в дружеских отношениях между фарангом и тайцем фаранг всегда будет в невыгодном положении. Поскольку фаранг не вписывается в вышеупомянутую «кастовую систему» таиландского общества, тайцу сложно понять, как к нему относиться. V фаранга нет четкой роли, нет места в иерархии (кроме его властной позиции благодаря деньгам), и ведет он себя «не по-таиландски». Его уважают и презирают одновременно. При такой «бескастовости» фарангу часто выпадает незавидная роль, особенно если он имеет дело с бессовестными людьми. Грубо говоря, роль дойной коровы. Это реакция крайне потребительски ориентированного общества на «отсутствие положения» у фаранга. Сегодня главная тема в Таиланде — деньги, а вовсе не буддизм, медитация или «просветление», как частенько считают наивные туристы. Таиландское общество ничуть не менее меркантильно, чем западное, может быть, даже больше.

Из-за этих специфических проблем можно насчитать очень мало настоящих дружеских связей между тайцами и фарангами. Причем это касается и фарангов, долго проживших в стране. Многие из них общаются в основном с другими иностранцами, а тайцы — между собой. Многим, уезжающим из Таиланда после многих проведенных там лет, приходится признать, что им так и не удалось приобрести ни одного настоящего друга. Так что большинство «дружеских отношений» между тайцами и фарангами — это вызывающие изумление (и в Таиланде) отношения между фарангами-мужчинами и таиландскими женщинами. И в большинстве случаев они берут начало в одном из бесчисленных сомнительных баров.

Автор: Райнер Крака — Эти поразительные таиландцы


Читайте так же:

Оставьте комментарий Facebook

Оставьте комментарий