Десницкая и Чакрапонг

Принц Чакрапонг и Золушка Десницкая

ЧАКРАПОНГ И ДЕСНИЦКАЯ

«Запад есть Запад. Восток есть Восток. И вместе им не сойтись» Вскоре после того, как автор этих строк Редъярд Киплинг вынес свой окончательный приговор, Запад и Восток предприняли еще одну отчаянную попытку быть вместе. Из которой родилась одна из самых трогательных любовных историй XX века.

В начале 1906 года 23-летний принц Чакрапонг, любимый сын короля Сиама Рамы V, вернулся на родину после десятилетнего отсутствия. Он учился в Англии, закончил Академию Генерального штаба в России, дослужился до полковника русской армии. На родине его ждало блестящее будущее ближайшего помощника короля, а затем, вероятно, и трон. Но сердце принца не было спокойно. Он прекрасно знал, что у отца был повод для недовольства. Предчувствие бури не оставляло Чакрапонга, хотя Рама V действительно принял Лёка (так называли принца в домашнем кругу) очень хорошо и тут же привлек к управлению государством. И вот через несколько недель король, как бы невзначай, задал роковой вопрос:«Послушай, Лёк! Говорят, ты женился на европейке? Это правда?».


ПРЕСТУПЛЕНИЕ НА ПОЧВЕ СТРАСТИ

Это было правдой. В конце 1905 года в тихой православной Троицкой церкви Константинополя принц Чакрапонг тайно обвенчался с 18-летней сиротой из бедного южнорусского рода — Екатериной Десницкой.

Их встреча произошла точно так, как происходят все по-настоящему роковые встречи. В марте 1905 года ближайший друг принца, таец Пум, привел блестящего гусарского офицера Чакрапонга на прием к своей возлюбленной, молодой вдове Елизавете Храповицкой. Чакрапонг к тому времени был известным светским львом, чья учтивость и экзотическая внешность интриговали многих. Он и сам любил общество красивых женщин, но не рассматривал свои петербургские романы всерьез, полностью осознавая долг перед семьей. Чем пленила его тихая, скованная провинциалка, заканчивавшая курсы медсестер и готовившаяся к отправке на фронт (шла русско-японская война) , что он не отходил от нее, как-то лько их глаза встретились? О чем они говорили? Никому не известно. Но когда через несколько недель Екатерина на военном поезде отправилась в Сибирь, вслед за ней через всю страну полетели нежные и страстные любовные письма, написанные безупречным «пушкинским» русским языком и почти каллиграфическим почерком Чакрапонга, принца Сиамского.

Кстати, Чакрапонг и сам рвался на фронт — ведь он был офицером русской армии и храбрецом, но для него, принца крови и сына личного друга Николая II, это было исключено. Следующая встреча состоялась в сентябре. Катя вернулась в Петербург увенчанная тремя боевыми наградами и далее Георгиевским крестом.

Предложение, вопреки всем сказкам о принцах, было сделано совсем не романтично. Однажды Катя и Чакрапонг беседовали «опогоде», и он вдруг спросил: «Вам ведь не нравятся электрические вентиляторы?». «Почему же, — ответила Десницкая, — нравятся… ». «А то ведь в Бангкоке это единственное спасение от жары… » — пояснил сын владыки Сиама, и помолвка состоялась.

В разгар зимы Чакрапонг и Катя уехали из России. Сперва в Константинополь, где принц-буддист крестился и они обвенчались, затем в Сингапур. Оставив там Екатерину, ее муж отправился в Бангкок — подготовить родителей.

Гнев его отца был предсказуем и понятен. Конечно, Рама V сам, по сиамским меркам, был прогрессивным и демократичным монархом. Он разрешил принцам жениться не только на своих сводных сестрах по отцу (что делалось веками «для сохранения чистоты крови») и отменил смертную казнь за прикосновение к особе королевской крови (после того, как его первая жена, тетка Чакрапонга, утонула в пруду, и никто из слуг не посмел прикоснуться к ней даже для того, чтобы спасти ее). Но женитьба на девушке другой расы — это было стишком даже для него! Кстати, христианство Кати не было дополнительным аргументом «против». Сторонники буддизма-тхеравади, распространенного в Юго-Восточной Азии, всегда отличались веротерпимостью.

Чакрапонг, как сын и подданный тайского короля, почтительно принял негодование отца. Но все-таки привез Екатерину в Сиам и зажил с ней в собственном дворце. Неизвестно, решился ли бы он на этот поступок, не получи поддержки в виде письма Раме V от Николая II, в котором российский император просил у своего царственного друга прощения и снисходительности к чувствам молодых.


СВОЯ СРЕДИ ЧУЖИХ

Многочисленные братья, сестры и другие младшие родственники Чакрапонга довольно быстро познакомились с Катей и подружились с ней. Много времени новоиспеченная«принцесса» проводила в русском посольстве. Но родители Чакрапонга отказывались встретиться с ней, вернее, просто игнорировали ее существование. Ситуация немного изменилась через год, когда Екатерина забеременела. Мать Чакрапонга и любимая жена Рамы V, королева Савоапха, пользовавшаяся большим влиянием на мужа, сперва посоветовала сыну одеть жену в национальное тайское платье, а затем и встретилась с ней. Но король-отец оставался непреклонен. Своего внука, Чулу, он увидел только через два года, незадолго до своей смерти. Правда, увидев, настолько полюбил малыша (особенноза то, что-то т «совсем не был похож на европейца») , что дал ему титул принца крови. Но свою невестку Екатерину он так никогда и не признал…

Взошедший на престол под именем Рамы VI принц Вачиравут, старший брат Чакрапонга, повел себя по отношению к русской родственнице совершенно иначе. Он официально утвердил брак своего брата и пожаловал Кате титул герцогини Пхитсанулокской. Теперь она активно участвовала в светской жизни двора, устраивала приемы, занималась благотворительностью. Но над семьей начали сгущаться тучи.

Чакрапонг стал фактически первым министром при своем брате. Он курировал военное министерство, создавал Военную академию и воздушный флот Таиланда… И все меньше времени проводил с женой и сыном. Королева-мать Савоапха старалась сгладить напряжение между сыном и невесткой, но не слишком успешно. Ненадолго примирила их поездка в Европу на коронацию Георга V Английского в 1911году. Во время этого путешествия супруги посетили Россию, где их принимал Николай II.

Но по возвращении все вернулось на круги своя. Супруги все больше отдалялись друг от друга. С началом Первой мировой войны Чакрапонг стал работать еще больше. Он хотел, чтобы Сиам вступил в войну на стороне России. Катя тревожилась за судьбу родины и близких. Когда до Сиама дошли известия об октябрьской революции, Катя узнала, что ее старший брат Иван уехал в Китай, и отправилась повидаться с ним.


ВОСТОК ЕСТЬ ВОСТОК

Говорят, у Чакрапонга было больше семидесяти единокровных братьев и сестер — детей его отца от других жен и наложниц. Правда, его брат Рама VI, вступив на трон, издал указ об отмене многоженства, но одним указом многовековую традицию не уничтожишь. (К слову, закон о запрете многоженства был принят тайцами лишь в 1974 году, но и сейчас полигамия в Стране Улыбок не так уж редка.)

Несмотря на это, Чакрапонг сохранял верность супруге в течение 10 лет. Но в 1917 году ситуация изменилась. Помимо обычного для такого срока кризиса совместной жизни, совпавшего с кризисом среднего возраста у принца, было еще одно обстоятельство. Рама VI, совершенно явно отдававший предпочтение красавцам-гвардейцам, не имел наследника и не собирался им обзаводиться. Это значило, что следующим королем станет Чакрапонг, а ему унаследует его сын Чула. Полукровка: Маленького принца любили при дворе, но все-таки он не был чистым тайцем…
Такие рассуждения родных и придворных, наложившиеся на собственное желание «чего-то новенького», напряжение в отношениях с Катей и ее отъезд в Китай подтолкнули Чакропонга к сближению с «подходящей девушкой» — 15-летней принцессой Чавалит, его двоюродной или троюродной племянницей. Чавалит даже переехала во дворец Чакрапонга и Кати на время ее отсутствия.

Когда «Мом Катерин», как называли ее тайцы, вернулась в Бангкок, муж тут же рассказал ей о переменах в их семейной жизни. И оказался совершенно не готов к реакции жены. Она тут же потребовала сделать выбор и отказаться от одной из женщин. Похоже, Чакрапонг действительно не понимал, в чем проблема. Он продолжал любить и уважать Екатерину, был готов обещать ей встречаться с Чавалит тайно, чтобы не ранить чувства «старшей жены». Но русской женщине этого почему-то оказалось мало. Она настояла на разводе. И в 1919 году покинула Бангкок и страну навсегда, оставив сына при сиамском дворе.


ДЛЯ ЛЮБВИ НЕ НАЗВАНА ЦЕНА…

Впрочем, ей пришлось вернуться уже через год, чтобы участвовать в похоронах своего мужа. Вскоре после отъезда Десницкой, Чакрапонг и Чавалит отправились на морскую прогулку на яхте. В пути принц заболел гриппом и умер. В том же году 12-летний Чула, все еще единственный прямой наследник на тайский престол, был отправлен учиться в Англию. Его мать, герцогиня Пхитсанулокская, дворянка Десницкая, обосновалась в Париже и вскоре вышла замуж за американца. Ее бессменным секретарем был полковник Николай Пумский, тот самый таец Пум, друг Чакропонга, который познакомил их в салоне своей будущей жены Елизаветы и оставшийся в России, спасаясь от гнева Рамы V.

«Орудие Судьбы», разлучившее Чакрапонга с его женой Катей, принцесса Чавалит, умерла молодой, в 1932 году. После ее смерти принц Чула стал получать 20 000 фунтов стерлингов в год, что по тем временам было более чем внушительной суммой. В 1938 году принц женился на англичанке Элизабет Хантер, всю жизнь прожил в Англии, иногда навещая родину отца и мать в Париже, и никогда не претендовал на тайский престол. Он умер в 1964 году, всего на четыре года пережив Десницкую, которая до 72 лет жила в Париже и похоронена во французской столице на русском кладбище.

Единственная дочь Чулы, внучка Кати и Чакрапонга, Нарисса Чакрапонг, в 1994 году написала основанную на письмах, документах и воспоминаниях историю любви своих деда и бабушки. И назвала ее «Катя и Принц Сиамский». Сегодня Нарисса, дочь полурусского тайца и англичанки, возглавляет экологический фонд в Таиланде. Возможно, благодаря этой истории Запад и Восток все же стали ближе друг- другу. А значит, все было не зря.

Татьяна Барятинская
Источник: http://www.ameno.ru

История Сиама (Таиланда)

Оставьте комментарий Facebook

Оставьте комментарий